Такой вот парадокс… Инна КЛЕНИЦКАЯ, Москва

Скажите честно: кто из вас, образованных и грамотных людей, помнит, например, что такое согласование, управление и примыкание, прямое и косвенное дополнение, переходные и непереходные глаголы, определенно-личные и неопределенно-личные предложения, шесть способов выражения сказуемого в безличном предложении? Никто, кроме лингвистов да учителей- словесников. Потому что, если исключить узких специалистов, все эти сведения не нужны ни за чем и никому.

Для грамотного письма они никакого значения не имеют, для понимания красоты и логики языка – тоже. Вся эта зубрежка сводится фактически к заучиванию специальных терминов (подчас для самоочевидных вещей). Однако бессмыслица эта отнимает и у ученика, и у педагога массу времени и сил. Поэтому учитель не имеет возможности применять приемы, позволяющие прочно ставить навыки грамотности: комментированное письмо, списывание с художественного или публицистического текста с поиском орфограмм, зрительные и предупредительные мини-диктанты, придумывание интересных связных текстов (“рассказиков”) на те или иные правила. А ведь такая работа необходима на каждом уроке! Результат существующей системы – не только всеобщая безграмотность, но и перегрузка детей, и их нелюбовь к предмету.

При двух часах литературы в неделю учитель не имеет возможности заняться внеклассным чтением, да и просто почитать детям что-то интересное, рассказать о разных книгах. А мы все удивляемся дремучей неначитанности ребят. И все никак не поймем, что корень безграмотности – тоже в этом. Потому что, как ни зубри разборы и правила, без начитанности грамотности не будет. Но чтобы ее повысить, нужно не часы на предмет увеличивать, а менять систему преподавания, программы.

Я учу русскому языку, опуская более половины теоретического материала. Оставляю только действительно необходимое. Грамотность ребят от этого нисколько не страдает, а вот уровень начитанности повышается. Оставшееся время трачу на закрепление навыков грамотного письма в самых разнообразных формах и на литературу (у меня, как и моих коллег в школе, не 2, а 3 урока в неделю), в том числе на внеклассное чтение. Как-то раз мне, по некоторым обстоятельствам, пришлось уйти, не доведя учеников до выпуска. Сменившая меня учительница удивлялась и возмущалась, что ребята не знают большей части теории. Срочно началось заучивание всевозможных мудреных терминов. Когда же на учительницу посыпались ребячьи вопросы типа: “А зачем это нужно?” – она не могла ответить ничего вразумительного. Как и другие мои коллеги, которые на подобный вопрос, заданный мною, неизменно отвечают одно и то же: “Но ведь нам могут дать такие тесты!” или “А вдруг введут обязательный экзамен по русскому устному?”

Вместо схоластики, которой набита программа, можно было бы дать элементы сравнительного языкознания. Увидев, что многие основные слова разных языков восходят к единому праязыку, ребята совсем по-другому осмыслили бы утверждение “все люди – братья”. Такая работа всегда вызывает интерес.

Небольшие экскурсы в историю русского языка в корне изменили бы отношение городских подростков к языку наших деревень, к различным диалектам.

Материал для такой работы учитель без труда найдет в книге Льва Успенского “Слово о словах”, написанной очень живо и популярно.

Затрудняет обучение и язык многих учебников русского языка. Он настолько тяжеловесен, формулировки подчас настолько запутанны, что создается впечатление, будто составители вообще не владеют обычной, ненаучной, русской речью.

Вот, например, определение предложения, данное в учебнике для 8-го класса: “Предложение – основная синтаксическая единица, содержащая сообщение о чем-то, или вопрос, или побуждение”. Да почему не сказать просто, что предложение – это законченная мысль, выраженная в устной или письменной речи? Ответит ли 13-летний ребенок на вопрос, что такое “синтаксическая единица”? Да и какой образованный взрослый (если не специалист) может это сделать? Или такой пассаж: “В грамматической основе выражаются грамматические значения предложения. Эти значения связаны со значениями наклонений и времени глагола-сказуемого”. Может ли что-нибудь понять в этой абракадабре ребенок?

Таких примеров можно привести сколько угодно… При существующих программах и учебниках каких-то результатов достигают или очень талантливые педагоги (а много ли таких в нашей массовой профессии?), или те, кто имеет смелость от программы отступать. Чем скрупулезнее выполняет учитель программу, тем менее грамотны и начитанны ученики, тем меньше у них интереса к предмету.

Такой вот получается парадокс…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.